Philologia.ru >> Задачи >> Но строк (каких-то) не смываю...
На главную
Задачи
Темы
Тексты
Источники

Речь пойдет о стихотворении Пушкина «Воспоминание».

Лев Толстой при цитировании заменил в последней строке эпитет:

Но строк печальных не смываю, -

на

«строк постыдных».

Попробуйте разобрать толстовскую поправку. Строчка стала лучше или хуже?

Если так сразу трудно, посмотрите вспомогательные вопросы.

Решение и комментарии

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Philologia.ru >> Задачи >> Но строк (каких-то) не смываю...
На главную
Задачи
Темы
Тексты
Источники

Вспомогательные вопросы

Сравните три варианта строчки с разными эпитетами:

Но строк ПЕЧАЛЬНЫХ не смываю, -

Но строк ПОСТЫДНЫХ не смываю, -

Но строк ПРЕСТУПНЫХ не смываю, -

Есть ли разница в звучании?

Сравните слова, которые относятся к раскаянию, во всем тексте стихотворения и в последней строке.

Как меняется оценка воспоминаний в связи со значением слова-эпитета у Пушкина? А что происходит в двух других вариантах?

Важно ли слово печальный для Пушкина? Что оно значит в его творчестве? Можете ли вы вспомнить другие стихотворения с этим словом?

Итак, что же мы решим: удачно ли «поправил» Толстой Пушкина?

Назад к задаче

Решение и комментарии

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Philologia.ru >> Задачи >> Но строк (каких-то) не смываю...
На главную
Задачи
Темы
Тексты
Источники

Решение и комментарии

Разберем толстовскую поправку.

Во-первых, строка стала хуже звучать. Посмотрите, что было в тексте ДО поправки:

было монотонное а последних слов (печальных, не смываю),

был контраст: с одной стороны, «с оТВРаЩением», «ТРепеЩу» - слова как будто РВались и ТРеЩали, и было похоже на что-то вроде разрывания на себе одежд..., а с другой - «проклинаю», «печальных» - как будто монотонный плач на а после порывов... Этот контраст исчез.

Слово «постыдных» по своим согласным звукам, конечно, вписывается в стихотворение («стогны», «дневных», «тоской», «теснится»), но дело как раз в том, что оно слишком хорошо вписывается, по существу оно их дублирует, а пушкинское слово «печальных» как раз разрушает ожидания. После «с оТВРаЩением», «ТРепеЩу» читателю не хватает, болезненно не хватает р, и здесь подошло бы «преступных», но на это Толстой, наверное, не решился. «Печальных» - какое-то странно хрустальное и мягкое...

Во-вторых, строчка стала хуже и с точки зрения значения. «Преступных» - очень сильное слово, оно выдержало бы рядом с такими, как «с отвращением», «трепещу». «Постыдных» после них - как «отшлепать» вместо «выпороть».

Еще очень важно, что в пушкинском словаре «печальный», как и «живой» - необыкновенно многозначные слова. «Печальный» с его звучанием и смысловой жизнью так тесно связано с именем Пушкина, что если какой-нибудь поздний поэт скажет о «творческой печали», то он бросит на свою строку пушкинский отсвет. Мы будем читать у современного поэта: «печаль моя жирна», а вспоминать при этом Пушкина - настолько это "его" слово.

Итак, главное: обобщающее определение у Пушкина было контрастным окружающему, а Толстой поставил на его место ослабленное и дублирующее. Величественное стихотворение трудно кончить лучше начала. Только неожиданное и выводящее за его пределы финальное движение может снять это напряжение. Что и делает слово «печальных», окончательный приговор «строкам».

Что же оно делает? Оно сообщает о новой точке зрения на собственную жизнь: летописной. Назвать то, что составляет предмет жесточайшего раскаяния, «печальным» - это значит поглядеть на него из «прекрасного далека» или из «прекрасного приближения», но только не из потребности своего момента. Есть такая точка зрения, с которой самые мучительные вопросы, да и вся наша жизнь, - не «мучительны», а «печальны». И это, если хотите, «хуже», а не «легче» в некотором роде: это предполагает вторжение чего-то вроде смерти.

Поправка Толстого изменила все. Она привела к предрешенности общего хода, не оставляющего места чудесному завершению; к нестройности композиции, к плоскому, давно знакомому смыслу отдельного слова. А здесь мы узнали кое-что новое о слове «печальный» (так же, как о раскаянии, которое оказалось бы при толстовском «сильном» эпитете тоже давно знакомым).

Лев Толстой, заменив в последней строке пушкинского «Воспоминания» эпитет:

Но строк печальных не смываю, -

на «строк постыдных», показал, что не чувствует, сколько памяти в настоящем, более «слабом» пушкинском определении.

Разбор толстовской поправки принадлежит Ольге Седаковой. Оригинальный текст можно прочитать здесь.

При замене одного слова другим, даже близким по смыслу, изменяется все. Чтобы еще раз убедиться в этом, а заодно поучиться объяснять те изменения, что происходят при замене одного слова другим, порешайте еще подобные задачки.

Назад к задаче

 
 
От автора | Webmaster