Philologia.ru >> Задачи >> Множество всякой всячины
На главную
Задачи
Темы
Тексты
Источники

Вероятнее всего, этот фрагмент вам хорошо знаком: Чичиков дома у Плюшкина, рассматривает жуткий тамошний беспорядок. Однако попробуйте прочитать текст со специальной целью: есть ли какая-нибудь деталь, которую Чичиков описать не мог, потому что не мог этого видеть?

Он вступил в темные широкие сени, от которых подуло холодом, как из погреба. Из сеней он попал в комнату, тоже темную, чуть-чуть озаренную светом, выходившим из-под широкой щели, находившейся внизу двери. Отворивши эту дверь, он наконец очутился в свету и был поражен представшим беспорядком. Казалось, как будто в доме происходило мытье полов и сюда на время нагромоздили всю мебель. На одном столе стоял даже сломанный стул, и рядом с ним часы с остановившимся маятником, к которому паук уже приладил паутину. Тут же стоял прислоненный боком к стене шкаф с старинным серебром, графинчиками и китайским фарфором. На бюро, выложенном перламутною мозаикой, которая местами уже выпала и оставила после себя желтенькие желобки, наполненные клеем, лежало множество всякой всячины: куча исписанных мелко бумажек, накрытых мраморным позеленевшим прессом с яичком наверху, какая-то старинная книга в кожаном переплете с красным обрезом, лимон, весь высохший, ростом не более лесного ореха, отломленная ручка кресел, рюмка с какою-то жидкостью и тремя мухами, накрытая письмом, кусочек сургучика, кусочек где-то поднятой тряпки, два пера, запачканные чернилами, высохшие как в чахотке, зубочистка, совершенно пожелтевшая, которою хозяин, может быть, ковырял в зубах своих еще до нашествия на Москву французов.

Решение и комментарии

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Philologia.ru >> Задачи >> Множество всякой всячины
На главную
Задачи
Темы
Тексты
Источники

Решение и комментарии

Самая сомнительная деталь - «рюмка с какою-то жидкостью и тремя мухами, накрытая письмом». Вот как комментирует эту деталь А. Терц:

... отломленная ручка кресел, рюмка с какою-то жидкостью и тремя мухами (успел-таки пересчитать!), накрытая письмом (значит, под письмом углядел трех мух!), кусочек сургучика, кусочек где-то поднятой тряпки, два пера (ну и счетовод этот Чичиков!)...

Полные комментарии Абрама Терца (Андрея Синявского) из книги «В тени Гоголя» можно прочитать здесь.

Проблема, чего должен и чего не должен видеть герой, в широком смысле есть вопрос о том, от чьего лица ведется повествование. Формально это может быть герой, но в тексте есть такие детали, которые никак не могут появиться, если герою не поможет автор, который любезно сообщит читателям то, что персонаж не видит (не знает, не чувствует) и видеть (знать, чувствовать) не может. Это проблема позиции повествователя, проблема «точки зрения», которую выбирает автор для того или иного повествования.

Назад к задаче

 
 
От автора | Webmaster